Новости

Кинопрокат погубили не чумовые женщины

Монолог о наболевшем 

Чуть больше года назад, едва возникнув, Департамент государственной поддержки кинематографии Министерства культуры РФ анонсировал создание государственной федеральной прокатной киносети. Но так как ни программы создания, ни даже ясной концепции функционирования этой сети нет, то все дебаты, возникающие по ее поводу в кинематографической среде, сводятся к вольным вариациям на тему из трех слов: "государственный", "федеральный", "кинопрокат". Причем многими это словосочетание воспринимается буквально как синоним "советского кинопроката" и панацея от всех сегодняшних бед нашего кино. Особенно теми, кто забыл о том, что проблемы кинопроката и киносети активно и очень критически обсуждались в советское время именно в кинематографической среде. 
 

Помню, еще в далеком 1971 году, получив редакционное задание написать о недостатках кинообслуживания населения в отделе кино бакинской вечерней газеты, я вскоре опубликовал статью под названием "Почему мы редко ходим в кино?". Позже министр кинематографии Камшалов сказал мне, что это был пик посещаемости кинотеатров за все время существования кино в нашей стране... 
 

В последние годы данная проблема вновь оказалась в центре общественного внимания, об этом стали говорить все кому не лень. Болезнь налицо, но, к сожалению, даже маститые кинематографисты путаются не только в "диагнозе", но и в причинно-следственных взаимосвязях, приведших к упадку нашего кинопроката. Не говоря уж о способах "излечения". Как-то на пленуме Союза кинематографистов его тогдашний глава Cергей Соловьев "лечил" собравшихся притчей о 30 чумовых женщинах - директрисах кинотеатров, погубивших кинопрокат: они не показывают российское кино, внушал он непосвященным, потому что открывают в кинотеатрах мебельные салоны. И примерно 300 сценаристов, редакторов, режиссеров, художников, операторов, композиторов, костюмеров, звукорежиссеров, звукооператоров, актеров, каскадеров, собравшихся в Белом зале Дома кино, с интересом внимали откровениям своего председателя. Затем почти каждый из них спешил поделиться воспоминаниями о том благословенном времени, когда заказы на фильмы сыпались как из рога изобилия, а сводки Главкинопроката поражали самое смелое воображение. (Но... распределение миллионов зрителей по фильмам и гонораров по сберкнижкам происходило крайне неравномерно, причем второе не всегда коррелировало с первым, а первое с реальностью. И если о последнем обстоятельстве догадывались самые "продвинутые" и это коробило лишь самых совестливых, то перекосы в раздаче денежного довольствия на киностудиях и не меньших жизненных благ в одном из самых богатых творческих союзов задевали самые ранимые струны души и вызывали чувство дискомфорта. И как это часто бывает, массовое недовольство переросло в массовый психоз. На знаменитом V съезде быстро определили в разряд виновных и "заказали" своих щедрых, как позже выяснилось, заказчиков и благодетелей, а заодно и систему, их породившую. Как часто бывает, вместе с болезнью убили и самого больного.) 
 

Прошли годы. Массовое сибаритство (о котором не только театралы и писатели, но и художники с композиторами могли только мечтать) сменилось столь же массовым спартанством. Кино почти не снимали и, соответственно, "едва" показывали. Едва теплилась жизнь в знаменитом некогда киносоюзе. Но ораторский дар САСа (знакомая всем аббревиатура имени Сергея Соловьева) разбередил старые раны, и 300 новых "спартанцев" были готовы растерзать 30 зловредных дам, объявленных виновницами всех бед. Но "заказывать" их больше было некому. ЦК закрыто, а мэрии и префектуры подобных "заказов" не принимали. Коллега Соловьева Андрей Кончаловский призвал вернуть этих женщин и кинотеатры в условия Советской власти. (От которой всю жизнь дистанцировался. Причем дважды в буквальном смысле слова - в Голливуд в 1981 году и в туманный Альбион в августе 1991-го.) Тут, как говорится: "Врачу, исцелися сам!" 
 

А мебельные салоны между тем открывались потому, что в кинотеатры не шел зритель, а директорам надо было платить за свет, тепло и воду. В кино не шли, даже несмотря на страстный призыв того же Соловьева: "Нет хлеба - даешь зрелища!" Одни находили на стороне ранее неведомые зрелища, другие находились в поисках хлеба насущного, что ранее стране также было неведомо. Что же до духовной пищи, то наши кумиры за годы перестройки вылили друг на друга столько грязи, что зритель уже на дух не переносил не только их имена, но и их фильмы. Готовый вслед за Станиславским восклицать "Не верю!" 
 

Российского кино в кинотеатрах не было, потому что неоткуда было его брать. Хотя в стране ежегодно производилось не менее 30 фильмов, нам в Доме Ханжонкова приходилось буквально охотиться за каждым из них. Права на прокат этих фильмов принадлежат, как правило, производителю (киностудии), который, получив от государства деньги на производство фильма и произведя его, затем на протяжении полутора-двух лет надеется еще и на господдержку (финансовую!) в прокате и лишь затем начинает думать, что же делать с фильмом дальше. Думают долго. Годами. В показе отказывают быстро, придумывая на ходу, что копия еще не готова, что ее куда-то увезли, что еще не привезли. Почему так происходит? Очень просто - свои экономические задачи производители решают в процессе производства. Это ведь как госзаказ: и производственные мощности загружены, и работники при деле, и эксплуатационные расходы оплачиваются, и зарплата идет. Кому нужна головная боль по поводу проката, где барыши еще неизвестно какие будут и будут ли вообще, а работа трудоемкая, неблагодарная? А дождешься господдержки в прокате - и на прокате можно ставить жирный крест! 
 

Что делать? Закрывать эти студии, что ли? - может спросить читатель. Ни в коем случае, отвечу я. Пусть снимают себе на здоровье и нам на радость. Только прокатывать они не умеют (я говорю про кинотеатральный прокат), и потому давайте заберем у них эти права и отдадим специально созданному органу, специализирующемуся на прокате российского кино. Отделим наконец прокат от производства. И поскольку деньги на производство выделяет государство, то и готовый фильм, точнее, права на его прокат должны вернуться к нему. Кто-то скажет, что деньги ведь выделяются частично. Ну и что? Пусть и права возвращаются частично! Несложно поставить условие: государство, то есть Минкульт, финансирует фильм лишь в доле, соответствующей стоимости прав на кинотеатральный прокат (условно говоря, на 33,3 процента). Профинансировали, скажем, на 66,6 процента - передаются еще и телевизионные права. Финансируется весь фильм государством - передаются все права. Не нравится - ищи деньги на стороне и прокатывай как бог на душу положит! 
 

В результате этот прокатный орган - назовем его уполномоченным агентством по прокату фильмов, созданных при государственной поддержке, - станет аккумулировать средства от проката фильмов (за вычетом, естественно, средств, затраченных на рекламу, тиражирование и прочие накладные расходы) и возвращать их Минкульту для новых инвестиций в фильмопроизводство. Для внедрения подобной технологии ни нового закона не надо, ни даже правительственного постановления. Достаточно полномочий самого Минкульта. Так же просто можно отрегулировать проблему с преждевременным телепоказом и видеопрокатом. Сегодня прав у Минкульта достаточно для того, чтобы записать в разрешительном удостоверении на фильм сроки начала кинотеатрального, видео- и телепроката. C помощью схожих управленческих решений несложно преодолеть и множество других несуразностей, омрачающих нашу сегодняшнюю кинопрокатную жизнь. Это отсутствие и должной кинорекламы, и своевременного и достаточного количества кинокопий. Это и многолетние интервалы с момента появления фильма до его выхода на экраны. Здесь уместны даже штрафы. Скажем, если не смог в течение трех месяцев с момента первого публичного показа фильма на любом кинофестивале или в Доме кино выпустить фильм в прокат - плати штраф! Не выпустил фильм вообще - плати еще больший штраф. Не показал фильм в кинотеатральном прокате - путь тебе на телеэкран заказан. И так далее. То есть речь идет о составлении неких общих для всех участников кинопроцесса "правил игры". 
 

Что же касается создания сети "Российский кинопрокат", "Московский кинопрокат", думаю, те, кто знаком с этой темой, вспомнят, что подобные названия уже мелькали в кинематографической среде, живо обсуждались. Лет пять-семь назад с ними связывались определенные надежды. Это небезызвестная идея Соловьева и Ливнева привлечь банки к реконструкции кинотеатров. Но местные органы власти тогда не согласились ради получения кредита отдать кинотеатры под залог. И "трест лопнул". 
 

Кто спорит, создание федеральной прокатной сети - важная задача, скорее, даже насущная. Но это очень масштабная работа. И потому даже за пятилетку с ней не справиться. Тем более что нынешние реаниматоры этой идеи пытаются идти тем же путем, что и их потерпевшие фиаско предшественники. Хотя справедливости ради следует отметить, что условия для реализации этого проекта стали лучше: выросла посещаемость кинотеатров и усилилась централизация власти. Первый фактор ослабит душевные муки банкиров в процессе расставания с деньгами. А в ситуации усиления вертикали власти может быть принято постановление, которое позволит системе заработать: кинотеатры выводятся из местного подчинения (ошибочно утверждение, что развалили киносеть - никто ее не разваливал, она как была, так и осталась в подчинении местных органов власти) и переходят в АО "Российский кинопрокат", который закладывает их, в свою очередь, банкам, банки под этот залог дают кредит, на этот кредит модернизируются кинотеатры и закупаются в США и Европе фильмы, которые будут там прокатываться. Хочу обратить внимание на еще один весьма положительный фактор: напуганные предстоящим изыманием имущества, региональные боссы сами рьяно возьмутся за киносеть: приведут в порядок, модернизируют. И я не удивлюсь, если какое-либо региональное АО "Кинопрокат" появится раньше общероссийского. 
 

При этом желаю руководителям проекта Глухову и Каллистову всяческого успеха. Более того - чем могу помогаю. Чтобы они не повторяли ошибок прошлого, я связал их с менеджерами бывшей команды Соловьева - Ливнева. В качестве доброго совета предлагаю новое название: "Мировое кино" - ведь кроме географии будущего кинорепертуара слово "мировое" будет означать и "превосходное", "классное" качество. Помните рекламный ролик с Шакуровым и девочкой "Классный Октябрь"? Звучит почти как "Мировое кино"! 
 

Новое название сразу развеет и тревогу оппонентов государственного АО с правого крыла, уже пугающих реставрацией "Главкинопроката", а за ней и Соввласти. И заблуждения его левых апологетов, мечтающих о возрождении заодно городских управлений и районных дирекций кинофикации. Новый "Федот" уж точно будет "не тот". И будущее АО "Роскинопрокат" будет отличаться от бывшего "Главкинопроката" примерно так же, как грядущая "Мировая глобализация" от канувшей в Лету "Мировой революции". Или "Классный Октябрь" от "Красного Октября". Крупный капитал там будет править бал! Хорошо это или плохо? Поживем - увидим. 
 

А пока, пользуясь возможностью, хочу обратиться через газету к руководству Минкульта РФ - Швыдкому М.Е. и Голутве А.А. 
 

Глубокоуважаемые Михаил Ефимович и Александр Алексеевич! Не сводите реформу кинопроката лишь к образованию АО "Российский кинопрокат"! Ведь даже сталинские наркомы, проводя индустриализацию, выбирали многовариантные пути решения: строили параллельно несколько КБ и заводов, занятых одной тематикой, даже при коллективизации создавались параллельно колхозы и совхозы. И позже параллельно Транссибу был проложен БАМ. И рядом с тем же "Красным Октябрем" стоял "Рот-Фронт"! Не говоря о 7-8 американских суперкиноконцернах со своими прокатными сетями, рекламными и маркетинговыми службами, поделившими меж собой не только Америку, но и весь остальной мир. 
 

Ведь можно на средства, выделенные Государственной программой развития культуры России на 2001 - 2005 годы на реконструкцию киносети (а это сумма порядка 20 миллионов долларов), параллельно выстроить альтернативную сеть "кинотеатров российского кино", где шли бы только российские фильмы. Во-первых, в отличие от денег, которые могут дать банкиры (а могут и не дать!), эти деньги гарантированы бюджетом. А бюджет - это закон для госорганов. Из чего следует, что здесь реально хоть что-то да получится! Во-вторых, эти средства не резон вкладывать в "Российский кинопрокат" - там нужны суммы на порядок большие, а просто отдавать 20 миллионов банкирам какой смысл? Отдавать им деньги, а потом их же просить, чтобы показывали российское кино? Как в известной поговорке: "Отдай жену дяде..." Они ведь прежде всего будут "отбивать" свои немалые вложения. И "отбивать" их будут на американских блокбастерах. 
 

И, наконец, в-третьих, если и захотим затем получить одну гигантскую сеть (и посостязаться с американцами), то ничто не помешает нам объединить эти две независимо друг от друга (уже) построенные сети. 
 

Расим ДАРГЯХ-ЗАДЕ
www.kultura-portal.ru

К списку новостей